Loading

Я люблю тебя. И ее. Как быть полиамором в моногамном мире

Имена героев были изменены с целью сохранения конфиденциальности.

«Выдерживать свободу» - предупреждает большой желтый знак у входа в «Werkstatt Dritter Ort». Здесь сообщество полиаморов Кельна собирается примерно раз в месяц. В самом названии, которое переводится как «мастерская», заложен посыл к экспериментам. Воображение сразу рисует некий свинг-клуб для сексуальных практик, но в реальности все выглядит совсем иначе. Здесь распивают чай с фруктами и пирожными, и ведут часовые беседы о любви и отношениях.

Полиаморы верят в свободную любовь с несколькими партнерами одновременно. При этом каждый партнер должен быть в курсе и согласен. Сами практикующие часто обижаются на то, что слово «полиамория» непременно связано с сексом в коллективном сознании. «В какой-то момент я почувствовал, что больше не хочу позволять редуцировать себя до уровня животного желания», - жалуется Томас, один из участников встречи. Тем не менее, сама атмосфера комнаты всячески стимулирует сексуальные ассоциации. Чего только стоят две кровати и статуэтка фаллоса, украшающая подоконник.

Комната с трудом вмещает более 50 посетителей, которые приезжают сюда со всего региона, чтобы встретиться с единомышленниками. Группа очень разношерстная: от подростков до тех, кому давно за сорок. Среди них встречаются пан-сексуалы, участники БДСМ сессий, а также человек на инвалидной коляске и даже родители с маленькими детьми. Разнообразны и отношения, в которых состоят пришедшие: кто-то годами заядло практикует полиаморию, другим любопытно попробовать новенькое, а некоторые моногамы просто «терпят» своих полиаморных супругов, и пришли за компанию.

«Когда моя бывшая девушка впервые привела меня сюда, я вскоре просто убежал», - вспоминает Алиас, представляя себя во время раунда знакомств. В течение многих лет он был моногамным партнером в полиаморных отношениях, и только теперь начинает заново открывать для себя полиаморию, после того как отношения распались. Тем не менее, он по-прежнему делит квартиру со своей бывшей девушкой М., а их отношения до сих пор скорее напоминают уютный брак: они вместе готовят, присматривают за кошкой и планируют покупки в супермаркете. При этом М. с недавних пор в состоит в новых отношениях.

М. - одна из немногих представительниц сообщества, кто согласился говорить на камеру о своих полиаморных взглядах и опыте. Она с готовностью отвечает на личные вопросы, однако не хочет, чтобы ее узнали. Поэтому ее имя изменено, а лицо освещено только наполовину.

Полиамория встречается в разных формах и размерах, а также имеет разное происхожднеие, говорит Стефан Оссманн, кандидат наук по теме полиамории в Венском университете. Он разделяет полиаморные отношения на две основные группы: «поли по выбору» и «поли от природы». Первая категория включает в себя людей, которые, как и М., всегда чувствовали, что хотят выстраивать эмоциональные и сексуальные связи с более чем одним человеком. «Если в тебе это заложено, и ты не этого не выбирал, оно будет с тобой всю оставшуюся жизнь. Ты можешь давать своим чувствам волю или нет, но если не даешь, то ты себя подавляешь, и это необратимо», - говорит Оссманн. «Поли по выбору», напротив, означает, что люди приняли сознательное решение стать полиаморами в какой-то момент жизни, и могут поменять свое решение в любой момент.

Что касается формы отношений, полиамория очень гибкая и буквально не имеет ограничений по количеству вовлеченных людей и комбинациям связей. «Нет наиболее распространенной модели. Все возможно », - говорит Оссманн, рассказывая о своей попытке классифицировать такие отношения. Так называемая “Vee” модель - это форма, в которой один человек состоит в отношениях с двумя партнерами, которые не связаны друг с другом. Эта модель характерна для гетеросексуальных людей. «Закрытые триады», напротив, чаще встречаются среди гомосексуалов - трех лесбиянок или трех геев. Такие отношения часто не открыты к посторонним связям. Самый крупный вариант полигамного союза называется поликулой - подобно молекуле, она имеет ядро, например из трех человек и переменчивые связи на открытых концах. Самая большая поликула, с корой встречался Оссманн в рамках своих исследований, состояла из 35 человек.

Модели полиаморных отношений: Vee, закрытая триада и поликула. Материал: конфеты и зубочистки.

Оссманн отмечает, что согласованная немоногамия переживает подъем. «Эта тенденция медленно развивается с 2010 года. Это своего рода хипстерская вещь. Вы работаете на себя, у вас Macbook Air и сумка из хлопка. В этой модной возрастной группе от 25 до 40 лет есть тенденция больше жить открыто, а не моногамно».

С другой стороны, Оссманн подчеркивает, что многие люди все еще боятся рассказывать о своей полиамории. «Чем выше должность и доход человека, чем стабильнее ситуация с детьми, тем меньше шансов что он будет публично говорить о своем образе жизни», - констатирует он.

Оссман объясняет это отсутствием правовой защиты полиаморных отношений. «Если вы приведете с собой партнера-гея на корпоративную вечеринку, работодатель не сможет вас уволить. Но если вы возьмете свою девушку и ее второго парня, то теоретически вас могут уволить», - говорит Оссманн, добавляя, однако, что пока таких судебных дел в практике пока не было.

На данный момент открытым остается вопрос не только, смогут ли полиаморы когда-либо получить юридическое признание, как, например, ЛГБТ сообщество, но даже на каких основаниях это вообще было бы возможно. Оссманн объясняет, что проблема заключается в определении самого явления. «Как ЛГБ (лесбиянки, геи, бисексуалы), так и транссексуалы, защищены европейским законодательством и попадают под категории сексуальной ориентации и идентичности. Что же касается полиамории, то мы до сих пор не знаем, как ее дефинировать», - говорит он.

Отсюда возникает два вопроса: насколько само полиаморное сообщество ощущает потребность в правовой защите? И готовы ли они публично отстаивать право быть социально признанными? Ответить на них односложными “да” или “нет”, однако, не получится.

СВОБОДНЫЕ, НО НЕПРИНЯТЫЕ

М. не устраивает тот факт, что полиаморам нет места в социальной системе, построенной вокруг парных отношений. «Если я захочу выйти замуж за двух моих партнеров, я не смогу этого сделать. Если я захочу иметь детей от двух разных партнеров - как обеспечить им юридическую поддержку? А если я умру, то мое наследство не перейдет автоматически всем моим партнерам» - объясняет она.

М. также считает, что полиамория пока не понята и не принята обществом на личном уровне. Скудная имеющаяся статистика об отношении к полиамории в США подтверждает, что большинство не считает полиаморию приемлемой. Согласно исследованию YouGov, 56% американцев считают полиаморию аморальной, и только четверть страны считают ее морально приемлемой. Еще меньше людей могут представить полиаморный образ жизни для себя лично - 64% американцев говорят, что не простят своему супругу роман на стороне, показал опрос Gallup.

М. часто чувствует, что люди осуждают ее еще до того, как лично узнают. «Из-за моей полиамории и моих чувств, люди считают, что я безответственная, и просто на нашла настоящей любви», - говорит М. Ей бы хотелось, чтобы было больше тех, кто будет открыто говорить о потребностях полиаморных людей и кто сможет публично пролить свет на эту тему.

Однако среди полиаморного сообщества М. оказывается в меньшинстве тех, кто осознает необходимость выходить из тени и отстаивать право на признание. Большинство, похоже, смирились со статус-кво. «Полиамория - это модель отношений, поэтому нет необходимости в юридическом признании, но есть необходимость в общении», - говорит организатор встречи в Кельне. Томас, участник, также разделяет эту точку зрения: «Всегда есть возможность жить в коллективе. Мне не нужно правительство для этого. Мне нужно лишь немного терпимости по соседству», - говорит он.

В целом, самооценка полиаморного сообщества о том, насколько их образ жизни принят в обществе, вызывает много вопросов. С одной стороны, при личном обращении большинство полиаморных людей говорят, что считают себя свободными и не испытывают никакого угнетения. С другой стороны, они признают, что не могут или не хотят публично заявлять о своих отношениях, потому что боятся, что их не поймут или это может быть им просто неудобно. Особенно в профессиональном контексте. «Вам хочется быть кем-то еще в сознании людей, кроме как «этот полиаморный парень»... По крайней мере не хочется быть «тем парнем, о котором все говорят на работе»», - объясняет Леони.

Александра, тоже состоящая в кельнской группе полиаморов, - одна из тех немногих, кто решился рассказать о своем стиле жизни не только семье и друзьям, но и своему работодателю. В отличие от Александры, ее муж, по ее словам, живет в постоянном страхе, что его семья, коллеги и даже друзья могут узнать и осуждать его.

На данном этапе, вывод Александры о саморефлексии полиаморного сообщества следующий: «Есть ощущение, что даже сами полиаморы думают о своих предпочтениях как о «небольшом извращении». Этим лучше заниматься приватно, и чтобы как можно меньше людей об этом знали».

Credits:

Yana Biliaieva

Report Abuse

If you feel that this video content violates the Adobe Terms of Use, you may report this content by filling out this quick form.

To report a copyright violation, please follow the DMCA section in the Terms of Use.