Arctic Monkeys AM ALBOUM

Коктейли с Джошем Оммом, картины Эшера и фильмы Феллини – Аrctic Мonkeys прошли долгий путь от Шеффилда. Мэтт Уилкинсон разузнал, как ставший для них новым домом Лос-Анджелес наполнил грядущий альбом "АМ" сексуальностью.

"Безусловно, мы позаимствовали некоторые элементы из мира OutKast и Aaliya. Что-то такого плана. Но есть и другая сторона – дух рока 70-ых". Именно таким, с точки зрения Алекса Тёрнера, получился новый альбом "АМ".Пожалуй, лучше всего новое звучание демонстрирует трек "Arabella": вступление в стиле Dr. Dre эпохи "Next Episode", которое спустя 43 секунды переходит в рифф из "War Pigs" Black Sabbath, и за всем этим следует один из наиболее взрывных припевов, которые группа когда-либо писала.Общую атмосферу "АМ" нелегко втиснуть в рамки какой-то одной эпохи или местности, но, в принципе, вы легко можете дать альбому подзаголовок "Добро пожаловать в Калифорнию". Его двенадцать треков совмещают два совершенно разных стиля, которые, по сути, зародились именно в Лос-Анджелесе. Первый связан с "Record Plant Studios", где Оззи и компания записали классический альбом Sabbath – "Vol. 4" (1972), не сбавляя при этом оборотов на знаменитых вечеринках в Бель-Эйр. А второй? "Aftermath Records HQ", примерно в то время, когда Доктор Дре записывал Эминема

В целом, альбом звучит отвязно, загорело, гламурно, сексуально, и – что наиболее важно для британской инди-группы на их одиннадцатом году существования – многообещающе."Нельзя просто взять все эти вещи и смешать, – говорит Алекс о двойственном характере "АМ". – Тут всё куда деликатнее. Нужно быть осторожным с ингредиентами, которые используешь. Это как химическая реакция – если чего-то возьмёшь чуть больше, чем нужно, взрыва не будет".

Внезапно на лице Джейми Кука появляется паника: "Не говори, что у нас будет рэп-рок!" Теперь и все остальные участники группы в ужасе вздрогнули. "Да нет там никакого рэпа в начале! – говорит Алекс. – Я уже устал объяснять, что это НЕ смесь рока и рэпа. Как же это трудно…" Взъерошенный Мэтт Хелдерс старается расставить всё по местам. "Речитатив – это ключевой элемент рэп-рока", – заявляет он, добавляя, что ничего подобного на новом альбоме нет.

Справедливое замечание, однако становится ясно, что этот альбом по звучанию решительно отличается от всего, что группа делала ранее. Риффы на доброй половине этих треков очень далеки от сумасшедшего панковского шквала, который был долгое время визитной карточкой группы (начиная с "I Bet You Look Good On The Dancefloor" и "Library Pictures" и заканчивая "Brianstorm", "Pretty Visitors" и "The View From The Afternoon"). Кроме того, здесь присутствует бэк-вокал. Я на полном серьёзе говорю ребятам, что в этом плане они явно взяли что-то от Destiny's Child. Со всех сторон слышатся нервные смешки, но никто не говорит ничего, что могло бы опровергнуть моё суждение.

Когда я прошу Алекса описать звучание нового альбома, он задумывается. "Ладно, – наконец говорит он. – У него бит Dr. Dre, но мы добавили ещё кое-что в стиле Айка Тёрнера и отправили всё это галопом по пустыне верхом на Стратокастере". Вы уже представили себе эту картину?На альбоме действительно много блестящих моментов, от которых захватывает дух. Часть "I Want It All", где Алекс поёт строчку, отсылающую к эксцентричному гимну The Rolling Stones - "2000 Light Years From Home"? Нереально круто. Партия фортепиано на "Snap Out Of It", которая заставляет вспомнить печальную битловскую "Cry Baby Cry"? Прекрасно. Звуки "Whooo whooo" на "One For The Road"? Это Джош Омм прикидывается Китом Ричардсом. И замечательная "Why'd You Only Call Me When You High?", которая во вступительной части напоминает трек Эминема "Under The Influence", но затем делает резкий поворот и превращается в одну из самых нежных мелодий Алекса со времён The Last Shadow Puppets. Просто фантастика.

Говоря обо всём этом хип-хопе с западного побережья, важно уяснить, что нигде на новом альбоме Аrctic Monkeys не пересекли грань абсурдности. Несмотря ни на что, они по-прежнему звучат как та самая группа. Просто на этот раз они переносят вас в самое сердце их нового мира: Лос-Анджелес, его вечеринки и странные ситуации, в которых могла оказаться только лучшая за последние 20 лет британская группа.

Вам должно здесь понравиться. Сегодня все четверо участников группы живут в Лос-Анджелесе, и влияние "города ангелов" очень чувствуется на альбоме (хотя Алекс подчёркивает, что "он не имеет ничего общего с Eagles"). Я говорю ему, что альбом, особенно тексты, заставляет меня вспомнить моё прошлое интервью с группой во Флориде в 2011 году, когда они были в туре с альбомом "Suck It And See". Помню, как после концерта в Форт-Лодердейле для 2500 местных восторженных зрителей, один из фанатов каким-то образом очутился в гримёрке. Он заявил, что у него есть лимузин, и он приглашает нас всех в свой огромный особняк, с озером, моторными лодками, бассейнами, специальным убежищем на случай, если ворвутся грабители, полностью оборудованным баром (наполненным самой дорогой выпивкой, известной человечеству), золотыми дисками "Imagine" и огромным караоке-залом, вмещающим 50 человек, где мы продолжили напиваться и сходить с ума. Когда я уезжал оттуда в 8 часов утра, с мутным взглядом, я подумал, что только что пережил ту кислотную сцену из фильма "Почти знаменит". И мне стало интересно, как часто группа оказывалась в подобных ситуациях, с тех пор, как они приехали в Штаты. "Ну, в какой-то степени, в лирике это присутствует, – говорит мне Алекс. – Ты находишься на вечеринке, и создаётся ощущение, словно ты в картине Эшера, когда лестницы постоянно крутятся вокруг. Понимаешь, о чём я? Когда всё становится бессмысленным, и всё, что ты делаешь – это попадаешь в эти ситуации и выпутываешься из них". Он загадочно добавляет, что многое в альбоме связано "с ощущением, словно ты слишком долго гостишь в другом измерении, которое появляется, когда оказываешься в подобных местах".

То есть, если бы "АМ" был фильмом, был ли сюжет завязан вокруг какой-нибудь сумасшедшей голливудской вечеринки? "Вообще-то я не уверен. Если бы это был фильм, я бы хотел, чтобы он был чем-то вроде работ Феллини, в которых непонятно, где сон, а где реальность. Я полностью написал материал для альбома здесь, в Лос-Анджелесе, впервые в жизни. В Бронсон Каньон, недалеко от Бичвуд. Там была студия. "Rancho De La Luna" (где проходили первые студийные сессии) находится в районе Джошуа Три – мы просто дурачились там, но толком ничего не сделали. Так что потом мы переместились в район Бронсон Каньон, в восточный Голливуд, в студию, расположенную в двух кварталах от "Amoeba Records". Это довольно старая студия, и ею какое-то время не пользовались, поэтому она обошлась нам очень дёшево. Там было хорошо, она стала нашей маленькой штаб-квартирой".Алекс добавляет, что на студии "Sage & Sound" не было записано ничего путного до их появления, поэтому им пришлось поднимать командный дух, чтобы хотя бы приступить к работе ("Ничего не получалось Нам всем пришлось взяться за веники, образно говоря"). Мэтт подтверждает, что на этот раз они все решили вернуться к истокам. "Это не было похоже на работу в студии "Sunset Sound" (где они записывали "Suck It And See"). Там у нас были помощники и целая команда. На этот раз мы просто нашли себе базу в Лос-Анджелесе и экспериментировали там целыми днями".

Они начали работу над "АМ" в августе прошлого года вместе с Россом Ортоном, шеффилдским продюсером, который помог им записать "R U Mine?" чуть ранее в том же году, и с давним компаньоном Джеймсом Фордом. Также они с гордостью отметили, что это был самый долгий период записи альбома в истории группы, и финальные штрихи к нему были добавлены лишь в июне, за две недели до их выступления в качестве хедлайнеров на Гластонбери '2013.

Оказал ли на вас давление тот факт, что вы согласились выступить на Гластонбери до завершения альбома?

Джейми: Нас просили выступить на Гластонбери ещё до того, как мы начали запись альбома. И мы подумали: "Ого!".

Алекс: Мы некоторое время считали, что должны закончить его к тому времени, что является своего рода исключением, которое делаешь для Гластонбери.

То есть полезно было установить для себя конечный срок?

Алекс: Я начал замечать признаки этой порочной практики [когда записи длятся годами, как альбом "Chinese Democracy" группы Guns N' Roses], когда всё приходит к тому, что ты тратишь четыре года на запись и спускаешь миллионы долларов. Я уже начал спускаться по этой лестнице, но Гластонбери вытащил меня оттуда.

В последний раз, когда мы беседовали, в начале 2012 года, Алекс сказал, что увлёкся кантри. Однако в новом альбоме никаких признаков этого не замечено.

Алекс: Да, это было давно. На альбоме "Suck It And See" была парочка песен, которые следовали формуле кантри. Мне нравится это, но в последнее время я подобную музыку особо не слушаю. Может быть, влияние было в песне "R U Mine?" Не хочу заниматься саморекламой, но когда эта идея пришла нам в голову, мы решили: "Давайте как следует проработаем её!" Высокие вокальные партии в этой песне я называю Космическими Оперными Мелодиями, а вот эти двое [Хэлдерс и О'Мэлли] – Космические Хористы. Вот в таком направлении мы пошли.

Добрая половина альбома в том же духе – немного отличается от того, чего ожидают люди...

Алекс: Мы вдохновлялись самыми разными источниками. Есть вещь в стиле Sabbath 70-ых, Captain Beyond, Grounhogs. Это рок-н-ролльная сторона. И есть также Космические Хористы, кое-что в стиле R&B и музыка "для бывшей".

Кажется, вы старались сделать это с вашего первого дня – соединить хип-хоп и рок так, чтобы это не звучало дерьмово.

Алекс: Да, но...

Джейми: Это уже делалось [такими исполнителями, как Limp Bizkit и Kid Rock], и это было ужасно!

Алекс: Мы хотели, чтобы эта запись не была похоже на то, как четверо парней играют в комнате.

А на что вы хотели сделать её похожей?

Алекс: Просто... чтобы она НЕ была похожа на это. В действительности, конечно, это так и есть, но можно манипулировать инструментами и звуками, чтобы они немного напоминали хип-хоп бит, который офигенно звучит в машине, и это довольно круто. Можно обвести вокруг пальца [слушателя].

С другой стороны, песня "I Want It All" полностью гитарная и звучит в духе T Rex.

Алекс: Это была одна из первых песен. Мы дурачились с четырёхдорожечным кассетным магнитофоном, и он [Джейми] сыграл этот рифф, и мы записали в таком духе пять минут музыки, а потом я добавил мелодию и слова. Это практически стало нашим рецептом – сначала мы записывали инструменты на этот магнитофон, а потом я садился в наушниках и писал песню.

Джош Омм поёт в песнях "Knee Socks" и "One For The Road". Я сделал заметку, что в первой его вокал звучит "устрашающе".

Алекс: Я думаю, он звучит немного как Боуи. Этот переход – моя любимая часть записи. Вот эти 30 секунд, когда творится безумие. Самое интересное, насколько случайно это вышло. За несколько недель до этого я участвовал в записи нового альбома "Королев". А в тот момент мы зашли в тупик и просто сидели в этой тёмной комнате. Пришёл Джош, Ник сделал коктейли и мы тусили вместе всю ночь. Мы попросили его спеть в "One For The Road" и сыграли ему "Knee Socks", потому что как раз работали над ней. Мы думали о том, чтобы записать кого-то другого в этом отрезке, чтобы кто-то сыграл ту часть, которую мы первоначально исполняли втроём и которая действительно звучит, как быстрый R&B бит. Но он послушал и сказал: "У меня есть отличная идея для мелодии, которая будет идти контрапунктом к основной теме". Он показал, как это должно звучать, и внезапно песня превратилась в нечто совершенно иное, чего никто не предполагал. Я думаю, в этом вся фишка мелодии. Вот так неожиданно мы вышли из тупика и ожили – Джош спас наш день!

В плане текстов, это довольно сексуальный альбом, не так ли?

Алекс: Ну, обычно такие тексты лучшие, разве нет?

Ты поёшь от лица каких-то персонажей или ты сам пережил все эти ситуации?

Алекс: Всё не так просто. Скажу одну вещь: знаешь Луи Си Кея? Я недавно увлёкся комедийным жанром и комиками. В этом мире есть что-то от рок-н-ролла. Мой самый большой страх – оказаться выбранным из числа публики, что довольно странно, учитывая, чем я занимаюсь. Но это так. В общем, мы пошли посмотреть на Криса Д'Элиа [стендап-комика, который хорош в жанре пародий], и я теперь его фанат номер один. Мне и правда всё это очень нравится.

Есть мнение, что все комедийные актёры хотят быть рок-звёздами, а все рок-звёзды мечтают стать комедийными актёрами...

Алекс: Ха! Наверное, это то, к чему я иду! Ну, нет, мне это на фиг не нужно! Но вернёмся к изначальной теме. В одном выступлении Луи Си Кей рассказывает о Джордже Карлине, известном американском комике, который обычно рвал в клочья текст своего шоу к концу каждого года, выкидывал его и писал совершенно новый. Но когда ты это делаешь, со временем идеи могут иссякнуть. Поэтому ты начинаешь искать что-то внутри себя, как бы темно там ни было. Вот к этому всё и приходит, в результате. Есть какая-то странная симметрия между этими поисками и написанием песен. По крайней мере, для меня.

"Mad Sounds" является самым личным треком на альбоме, и она имеет отличную от других энергию – медленная, лиричная, печальная.

Алекс: Да. Я думаю, эта песня возвращает к жизни. Это, по сути, песня о песнях. Она о том, как мелодии каким-то образом заряжают тебя, пробуждают что-то внутри тебя.

Мелодии, от которых мурашки по всему телу?

Алекс: Да. Надеюсь, это песня как раз такая. Для меня такой песней является "Walk On The Wild Side".

О чём трек "No. 1 Party Anthem"?

Алекс: Это баллада. На самом ли деле это гимн вечеринок номер один? Возможно. Или это всего лишь сарказм? Нужно устроить вечеринку, чтобы проверить...

Когда интервью подходит к концу, Алекс добавляет, что эта песня "как раз отражает то самое состояние, о котором мы с тобой говорили, когда попадаешь в сюрреалистическую ситуацию, и повсюду – лестницы Эшера". Я спрашиваю у него, имеет ли он в виду какое-то конкретное место, и по его лицу пробегает ироничная усмешка. "Вообще-то да. Но в детали я вдаваться не буду, уж извини. Иногда я действительно чувствую себя так, словно оказался в одной из картин Эшера".

Как бы вы ни трактовали последнюю фразу, факт налицо: Аrctic Мonkeys вернулись и собираются выпустить, возможно, лучший альбом в своей дискографии. Они делают нечто противоположное тому, чем занимаются 99% других британских групп. Они впитывают дух США и полностью отдаются своей новой странной и захватывающей жизни.

Но главное – это то, что они не теряют при этом всего лучшего, что в них есть. И, кроме того, они не звучат, как Limp Bizkit или Kid Rock.

Made with Adobe Slate

Make your words and images move.

Get Slate

Report Abuse

If you feel that this video content violates the Adobe Terms of Use, you may report this content by filling out this quick form.

To report a Copyright Violation, please follow Section 17 in the Terms of Use.