Loading

Дающий дыхание камням Джавахети Геворг Мартиросян и его сыновья - известные скульпторы в Джавахети. Jnews представляет портрет мастера, обрабатывающего камни горного Джавахети и вдыхающего в них жизнь

Еще в школьные годы Геворг в доме своего друга в Аштараке знакомится с искусством камня и начинает совершать первые шаги. Затем он учится в Художественном училище в Ереване. Когда вернулся домой, по предложению отца изваял памятники своих покойных деда и бабушки. Увлечение понемногу превратилось в повседневную работу.

«Когда ты любишь свою работу, не имеет значения где живешь, я не пожелал остаться в Армении, мне удобней создавать у себя дома», - так комментирует Геворг. Мировая слава его не привлекает, кому надо, тот знает о нем, и нехватки в заказах не чувствует.

ОБ АНДРАНИКЕ НА КРЫШЕ ПОГРЕБА

По предложению жителей села Геворг изваял бюст ЗоравараАндраника, который установлен в одной из центральных частей села. Со временем, Геворг усовершенствовал бюст Андраника, а исходный образец, который скульптор считает своей первой авторской работой, принёс домой и поставил на крышу погреба, заросшего травой.

Не только в центре села, крыше погреба, но и на стенах собственного дома, на книжных полках и блокнотах изображения Андраника Озаняна, однако о Зораваре он молчит.

ИСТОРИЯ СКУЛЬПТОРА, ПРИЗНАТЕЛЬНОГО ЗОРАВАРУ

Односельчане рассказывают, что скульптор является потомком одного из влиятельных родов Вана - Мартиросянов, ставших жертвами Геноцида армян. Почти весь род мастера в 1915 в Ване был вырезан турками, и, только благодаря Андранику бабушке скульптора удалось пересечь Аракс и спастись. Именно в дороге миграции и родился отец скульптора - Акоб. Вот та связь, которая связывает Геворга Мартиросяна и Зоравара Андраника.

Геворг - отец пяти детей. Имеет трех сыновей и двух дочерей. Двое детей являются последователями работы отца, они получили высшее образование в Ереванской Государственной академии художеств Армении, на факультете скульптуры. Мастер рад, что его сыновья продолжают его путь, однако сожалеет, что в селе только члены его семьи интересуются скульпторством. Руками отца и сыновей были созданы памятники Гусану Аваси и Месропу Маштоцу, установленные в Ахалкалаки, а также они являются авторами ряда хачкаров и других скульптур.

СТУДИЯ ИЛИ МАСТЕРСКАЯ

Каждый член этой семьи имеет свой угол в гараже: женщины хранят щавель и мяту, дети - игрушки, мужчины - технику, автозапчасти и то, что по профессии - скульптуры. Здесь можно встретить работы мастера и сыновей в разные периоды. Родители мастера, Маштоц, Хоренаци, Да Винчи, Комитас, негритянка и другие скульптуры стоят в гараже рядом друг с другом.

Геворга Мартиросяна поражает искусство эпохи Высокого Возрождения, то стремление, которое может оживить камень. Говорит, что он всегда будет потрясен скульптурой Давида Микеланджело, которому не хватает лишь сердцебиения и тепла тела, чтобы ожить. Изящное искусство француза Родена также вдохновляет мастера. О секретах скульпторства откровенничает, говоря, что одним точением камня скульптором не становятся, любая работа требует любви. Секрет кроется не в технике, а в большой любви.

Во время нашего визита мастер ваял бюст Микаеля Авагяна из Джавахети, участника Карабахской войны.

Скульптор занимается земледелием, животноводством и также разведением рыбы. Сельская жизнь - это его образ жизни, он с любовью кормит животных и рыб.

Все его богатство находится в доме. С любовью демонстрирует скульптуры Христа, деда, Паруйра Севака, Смбата Шахазиза. Но он подтверждает, что величайшее богатство - это его наследники. Внуки также гордятся своим дедушкой.

Created By
Sona Tonakanian
Appreciate

Report Abuse

If you feel that this video content violates the Adobe Terms of Use, you may report this content by filling out this quick form.

To report a copyright violation, please follow the DMCA section in the Terms of Use.