Loading

Дорога в Тушетию Гала Петри: поток сознания и базисные вопросы мироздания

Далеко-далеко внизу вьется путь, который мы уже проехали, высоко-высоко вверху просматривается нить, по которой будем взбираться вверх.

Не дрейфь, Галко! - говорит Господь - Ты уже давно живешь, вообще-то, и все вы когда-нибудь придете ко Мне.
Не сейчас? - спрашиваю. - Не сейчас, Господи? Не сейчас! - говорит Он и смеется: - Еще не сейчас!

И я сильно приободряюсь - настолько, что наглею: А когда? Скажи, ну открой мне! - кричу весело и тоже смеюсь. Но Он строго обрывает: Отвянь, женщина. Не положено. И я послушно замолкаю.

Замолкаю! Но мне светло. И сильно-сильно хочется плакать. Радостно плакать, знаете ли. Слезы весело текут по моим щекам. Никому нет до меня дела. Подруги и товарищи молча смотрят в пропасть, у них свои переговоры с Мирозданием. Про себя я точно знаю, что - счастлива.
У меня рестарт всех программ. Чуть-чуть горняшки, как легкое опьянение, дает взрыв любви и радости. Счастливый, ну вот разсчастливенький же я человечек! Господь, целую Твою руку, прикрой ею поплотнее нашу машинку.

Но Бог уже не говорит со мной, Он занят Паатой. Сейчас наш водитель – ангел небесный. Какой он воздушный, какие синие у него глаза. Они полны сакрального знания. А крылья аккуратно сложены под курткой. Он очень умный. Как вдумчиво, деликатно и тщательно выворачивает на каждом повороте. Будто договаривается – с валунами, речкой, непринужденно падающей прямо на дорогу. Пару секунд надо ехать под дождем, который она тут устроила. Иногда навстречу появляется другой ангел, и они с Паатой обмениваются небрежным взмахом руки. Или, может быть, крыла. Находят место, чтобы разъехаться, предупредительно поджидают друг друга.

По дороге много мини-ледников. То, что осталось от снега, которым 8 месяцев бывает покрыта эта дорога. Она работает всего 3-4 месяца в году. И никакой другой здесь нет

Мимо плавно проносятся кресты, поминальные столики, придорожные могильные камни. Много. Некоторые выполнены в мраморе, кое-где стоят потухшие (ветер) свечи и бутыли с вином, чтобы путник мог помянуть, если захочет. Машина едет медленно, успеваю прочесть имя на простой жестяной табличке: Шакро. Что случилось с Шакро? Пожилой пастух, - отвечает Паата. – Упал со скалы. Портреты. Много мужских лиц на мраморе, на граните. На ходу выхватываю глазом нетипичное изображение: молодой всадник. Почему на коне? Паата медлит с ответом. Или занят очередным поворотом? Почему не просто лицо, а целый конный портрет, Паата? – докапываюсь я. - Упал вместе с лошадью, - говорит. Как так? Разве лошадь не чует дороги? Паата неохотно поясняет: конь тоже может оступиться, была ночь и непогода, они спешили укрыться.

У одной могильной плиты, за пару километров от перевала Абано, останавливаемся, чтобы перекусить. На мраморе изображены четверо мужчин - один постарше и трое совсем молодых. Племянники приехали к дяде. Выпили на радостях, возвращались домой.

Едем дальше, молчим. Снова подступаю с вопросами. Мол, все-таки отчего так много-то? По-всякому бывает, часто - пьют, - поясняет Паата. Когда всю жизнь ездишь по этой дороге, привыкаешь, теряешь бдительность.

...никаких столбиков, никаких ограждений. Как нет и патрульных постов, никто не призывает соблюдать скорость. Кроме чувства самосохранения

Справа отвесная скала вверх, слева отвесная скала вниз. Какое разнообразие пропастей, и мы всегда между ними. И так 70 километров – от кахетинского Пшавели до тушетского Омало. Их вы преодолеваете за 4 часа. И вам не скучно, нет! Вот уже где не уснешь. Эта дорога входит в десятку самых опасных дорог мира.

Самых опасных - но самых прекрасных! Она космически красива. По пути туда мы ехали в облаках. Природа усыпляла наш страх, прикрывала самые критичные места. Давала привыкнуть.

На обратном пути нам показали картину полностью. Но мы уже стали немного тушинцами, закалились. Меньше страха, больше чистого восторга и чистой любви. Уже из-за одного этого сюда стоило приехать.

И наконец. Возвращение. Какой пресной кажется равнина… Каким белым равнодушное солнце. Космическая музыка стихла. Безнадежны прямые ряды виноградников. И я всей душой понимаю горцев, которых магнитом тянут родные места. Начинается асфальт, состав нашей «делики» дружно аплодирует Паате. Ангел уже принял человечий облик, и только в глазах сохранилась твердость скал. Да хранит тебя Бог, генацвале.

Паата Аршаулидзе, из Омало, - партнер компании Friend in Georgia. Тушинец, горец, орел

Свой поток сознания транслировала Гала Петри (текст, фото) - для блога и фейсбук-странички туристической компании Friend in Georgia (+995 599 901 124 Viber, WhatsApp)

Report Abuse

If you feel that this video content violates the Adobe Terms of Use, you may report this content by filling out this quick form.

To report a copyright violation, please follow the DMCA section in the Terms of Use.